воскресенье, 6 февраля 2011 г.

Оперировать животных в Украине теперь будут на живую!

Суки – это не собаки. Это люди, не способные чувствовать чужую боль…

Живодерское постановление Кабмина, запретившее применять единственный (!) препарат для общей анестезии животных из арсенала ветеринаров, теперь обрекает на боль не кого-то, а ЛИЧНО ВАШИХ кошку, собаку, попугайчика, хомячка.
То есть – любое животное, которому потребуется операция под общим наркозом: от банальной стерилизации до онкологии. Постановлением Кабмина №4 от 5 января 2011 года «Про внесення змін до постанов Кабінету Міністрів України від 6 травня 2000 р. №770 і від 10 жовтня 2007 р. №1203» кетамин (калипсовет), который входит в состав препаратов, используемых в ветеринарии для проведения общей анестезии животных, отнесен к психотропным веществам и запрещен к использованию. Но ничего другого-то нету! Ветеринар не имеет права взять и вколоть ту же «человеческую» анестезию: у врача есть список разрешенных к применению препаратов, где эта самая «человеческая» не значится. Использовать что-то не из этого списка – значит нарушать закон.
То, что в списке осталось – к примеру, такие препараты, как «Ромитар», «Ксила», «Бутомидор», – применяются для премедикации перед общей анестезией. В переводе с русского на понятный – лишь ПОМОГАЮТ обезболиванию, но НЕ обезболивают. По сути «Ромитар», «Ксила» и иже с ними обездвиживают животное: и ваш Тузик или Мурка лежат на операционном столе – не дергаются, послушные – и вроде как все хорошо. За исключением того, что им по-прежнему АДСКИ БОЛЬНО.

Ветеринары отзываются о постановлении двумя короткими фразами: «Мы в шоке» и «Это садизм». Операции остановлены. Но если с кастрацией можно повременить, то как быть при переломах, травмах, кесаревом сечении при родах, и прочих состояниях, требующих срочного оперативного вмешательства, не знает никто.
– Полостные операции мы сейчас не делаем, – говорит хирург-ветеринар Сергей Величко. – Работу остановили. Есть еще один препарат, который разрешен и который можно использовать, но он очень дорогой и имеет много противопоказаний. Мы не знаем, что делать дальше.
– К счастью, за последнюю неделю не было случаев, требующих операций с использованием кетамина, – сказали в ветклинике Анатолия Левицкого.

«Кетаминовые репрессии» в Украине – производное борьбы с распространением наркотиков. И – тот самый случай, когда с водой выплескивают ребенка. Говорят, свинья грязь везде найдет. Так же и наркоман всегда найдет, чем «уколоться и забыться». А теперь, получается, «наркоманить» придется даже самым законопослушным «язвенникам и трезвенникам»: человек, у которого болит душа за своего питомца, пойдет на все, чтобы тому не было больно. Если для проведения операции нужен наркотик – найдет, купит. А врач – не коновал, а настоящий доктор, тот, кто пошел в медицину, чтобы спасать жизни, – его вколет. И оба «наркобарона» пойдут по статье. Задумаешься над этим – и знаете, вот даже как-то хочется обездвижить тех, кто подписал этот постановление, и просто дать им прочувствовать то, на что они обрекают тех, кто не может себя защитить и у кого и так нет никаких прав.

Для того, чтобы кетамин разрешили использовать, нужно получить лицензию на деятельность, связанную с оборотом наркотических и психотропных веществ. Но сделать этого никто не успел. И не успеет в ближайшее время.

Открытым текстом

«Лицензию получить практически нереально»

Оксана Рудь, глава Ассоциации специалистов ветеринарной медицины:

– Мы подали письмо в Кабмин с просьбой отложить введение постановления на 90 дней, чтобы ветеринары могли использовать кетамин до получения необходимых разрешений без риска сесть в тюрьму на 6–8 лет. Этот вопрос должен был рассматриваться на заседании Кабмина 2 февраля, но пока не рассматривался. Неофициально нам говорят, что внести какие-то кардинальные изменения нельзя. Ситуация ужасная, и не все до конца понимают, что это значит. Если сейчас проводить операцию без кетамина, животное будет чувствовать боль. Ни один нормальный ветеринар и хозяин не согласится на такое. Это садизм. У меня пачка писем от ветеринарных ассоциаций Европы, у них в голове не укладывается, как можно было принять такое постановление. Дело даже не в том, что это выкачка денег еще на одну справку. Ее получить практически нереально. Надо пройти несколько экспертиз, но если психологическую – еще можно, то получить согласование от МВД смогут единицы. Там требуется отдельная комната, сейф, решетки на окнах не менее 16 мм. Переоборудование могут позволить себе только большие клиники. Но самое главное, что лицензия выдается юрлицам, а 90% ветеринаров работают как частные предприниматели.

«Департамент не против отсрочки, но контроль необходим»

Игорь Стасюк, замдиректора департамента Госкомнаркоконтроля:

– Решение об ограничении использования кетамина было принято после серьезного анализа злоупотреблений на черном рынке. Учитывая рекомендации Международного комитета по контролю над наркотиками, с нашей стороны были даны предложения Кабмину ограничить доступ к таким препаратам. В то же время мы понимаем все сложности, и со своей стороны будем поддерживать предложение ветеринарных врачей и производителей лекарственных препаратов по поводу отсрочки.

А как у них?

Российских животных спасали общественность и Бриджит Бардо

В России в 2003 году была сделана попытка запретить кетамин, которая привела к массовым акциям протеста. Катализатором послужило дело ветврача Александра Дуки (на фото). Он, после вступления в силу постановления, отправился по вызову к собаке. Вызов оказался подставным: когда врач набрал кетамин в шприц, ворвались сотрудники Госнаркоконтроля с видеокамерой и понятые. Несколько месяцев Дука провел в СИЗО, а в России в это время велась борьба и за него конкретно, и за отмену постановления. К Путину лично обращалась известная зоозащитница и актриса Бриджит Бардо.

– Мы организовали массовые протесты, – рассказал «Газете...» Камиль Галимов, главврач московской клиники «Bon Pet», где работал Александр Дука. – Нас поддержало огромное количество и просто владельцев животных, и знаменитостей. Мы организовывали митинги под зданием суда, когда шли заседания, собирали журналистов. И это работало, что было видно по изменению отношения судей. Очень помогли Михаил Касьянов, который был премьер-министром, Валерия Новодворская, Леонид Ярмольник, Наталья Фатеева. Да проще назвать тех, кто не поддержал.
– Как эти 9 месяцев вы проводили операции?

– Скажу честно: у меня кетамин был. И его очень хотели у нас найти, но как-то интуитивно мы чувствовали подставу. Однажды принесли мышку в банке, явно подвальную, с опухолью. Говорят: «Делайте операцию». Я попросил достать. «Доставайте сами, вы ж ветеринар» - «Но вы же хозяева». После этого ушли. Не принимали и посетителей, которые являлись без животных. И все это время боролись. Закончилось все тем, что через 9 месяцев нам разрешили использовать препараты для наркоза, а с Александра сняли обвинения. Главное, чтобы был человек, группа, которая будет организовывать, а общество поддержит.

Автор: Марта БОРИСОВА, Елена МАКОВЕЦ. Фото Лады БОНДАРЕНКО и ИТАР-ТАСС
оригинал тут

Комментариев нет:

Отправить комментарий